Заполните форму
И мы свяжемся с Вами в кратчайшие сроки
Нажимая на кнопку, Вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных
Заполните форму
И мы свяжемся с Вами в кратчайшие сроки
Нажимая на кнопку, Вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных
Заполните форму
И мы свяжемся с Вами в кратчайшие сроки
Нажимая на кнопку, Вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных
Заполните форму
И мы свяжемся с Вами в кратчайшие сроки
Нажимая на кнопку, Вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных
Заполните форму
И мы свяжемся с Вами в кратчайшие сроки
Нажимая на кнопку, Вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных
AKITA
AKITA — уникальная облачная платформа для кибербезопасности "умных домов". Гаджет AKITA был придуман для защиты технологий умного дома от хакерских атак и взломов системы. Внешне AKITA выглядит как Bluetooth-колонка. На деле же это межсетевой монитор без функций маршрутизации. AKITA подключается к уже стоящему дома или в офисе роутеру через LAN-порт, а затем следит за тем, чтобы все подключенные устройства общались только с разрешенными адресами.
AMPUP
AmpUp - резервируемая частная сеть зарядных устройств для электромобилей.
AUTOHUB
Autohub заменяет обычные оффлайн-аукционы и позволяет автодилерам покупать и продавать подержанные автомобили напрямую друг от друга.

Раньше дилеры полагались на оффлайн аукционы, чтобы купить в среднем 8 авто в неделю. Обычно дилер тратит $850 за автомобиль, проданный на оффлайн аукционе, включая комиссию и услуги по доставке авто на аукцион. Autohub взимает менее половины от этой суммы — $400 долларов за авто, устраняя необходимость доставки автомобиля на аукцион. Дилеры могут купить авто напрямую через мобильное приложение (iOS и Android).

Замена автономных аукционов - рынок стоимостью 8 миллиардов долларов (20 миллионов подержанных авто, ежегодно продаваемых на аукционах, умноженных на комиссию в $400).

Autohub был поддержан крупнейшим акселератором Y Combinator (выпуск лета 2017).
BENIVO
B2B площадка для подбора аренды жилья при переезде сотрудников.
BLUEBERRY MEDICAL
Подписка на онлайн-консультации педиатра.
BXBLUE
Звезда Бразильского $40-миллиардного рынка кредитов с зарплатным обеспечением.
CANCELON
Маркетплейс для перепродажи невозвратной брони в отелях.
CANVAS
Косметические средства для ухода за мужской кожей по подписке.
CINEZEN
Глобальная платформа децентрализованной дистрибуции фильмов с платежами через блокчейн.
CLEANLY
Cleanly - онлайн-сервис по стирке и химчистке с быстрой доставкой.
COVERCY
Covercy разрабатывает платформу для международных денежных переводов без банковских комиссий. Платформа получила лицензии от Министерства финансов Израиля (Currency Services Provider) и от FCA Великобритании (Authorized Payment Institution).

Компания Covercy была основана в 2014 году Дороном Коэном (Doron Cohen).
CrazyLister
CrazyLister — сервис шаблонов, помогающий продавцам без IT навыков создать на торговых площадках дизайн лотов с высокой конверсией. CrazyLister представляет собой SAAS-конструктор для создания интернет-магазинов на eBay, Alibaba и Rakuten без привлечения сторонних дизайнеров. Компания CrazyLister была основана в 2014 году, её офис находится в Израиле.
DEEL
Оплата иностранным фрилансерам и расчет налогов в один клик.
EVER LOVED
Ever Loved — уникальное комплексное решение для организации похорон. Объем данного рынка в США составляет $20 млрд (2,4 млн похорон в год).
FREY
Стартап, который предлагает моющие средства по подписке специально для мужчин. Основатели Frey планирует в корне поменять рынок и стиль потребление данного продукта с помощью своего инновационного подхода к маркетингу и продажам. Компания борется с набившим оскомину мифом о том, что только женщины предпочитают средства для стирки с приятным ароматом, в состав которых входят натуральные ингредиенты, растительные ПАВ, энзимы и масла для борьбы с загрязнениями.
GURUSHOTS
GuruShots — платформа, которая позаимствовала принципы и механику из виртуального мира мобильных игр и применила их к реальному миру фотографии. Проект был запущен в августе 2014 года. Это израильский стартап, который предлагает фотографам задания, за успешное выполнение которых полагается вознаграждение.

Тематические задания для фотографов обновляются ежедневно (примеры тем: мосты, животные, черно-белая съемка, длинная выдержка). Участники платформы голосуют за понравившиеся работы и оставляют комментарии фотографам.

Вознаграждения в конкурсах бывают разные: от бонусов для участников сообщества GuruShots до подарочных карт и фототехники.
HABITAT
Доставка еды под брендом ресторана по фиксированной цене.
HAYSTACK
Видеосервис с актуальными персонализированными подборками новостей.
HOMEHERO
Онлайн-площадка по продаже недвижимости в Израиле.
IBOLIT
Телемедицинская B2B платформа для клиник.
Jackpot.com
Jackpot.com меняет устаревшую бизнес-модель национальных лотерей. Это онлайн-сервис, предлагающий игрокам со всего мира сделать ставки на исходы розыгрышей популярных мировых лотерей. Ресурс имеет лицензию Комиссии по азартным играм Великобритании (UK Gambling Commission). В России проект не работает.
JOY
Универсальная программа для планирования свадебных торжеств.
JUNE HOMES (FORMER REZIDENZ)
June — Аренда меблированных комнат без поиска соседей.
KADO
Kado – это израильская компания по производству особо компактных зарядных устройств для сотовых телефонов, планшетов и ноутбуков.
MEMORA HEALTH
Виртуальная медсестра для сопровождения пациентов после их выписки из больницы.
MIRO
В MIRO (ранее RealtimeBoard) команды могут создавать виртуальные холсты, на которых можно визуализировать идеи и концепции для их обсуждения. На платформе можно планировать задачи, вести записи, создавать эскизы, строить схемы и прочее, сервис также поддерживает интеграцию с Google Docs, Slack, Sketch, Jira, Trello, Dropbox и другими командными приложениями.

RealtimeBoard работает по freemium-модели: базовый тариф с пятью досками и интеграцией со Slack доступен бесплатно.

Компанию основали в 2011 году Андрей Хусид и Олег Шардин. Её офисы расположены в Перми, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе и Амстердаме, а штат насчитывает более 150 человек.
MY CREATIVITY BOX
Качественные STEAM курсы для китайских школ.
MYSTRO
Продукт Mystro разработан для водителей популярных в США такси-сервисов Uber и Lyft. С его помощью они могут сравнивать цены на поездки и выбирать те, на которых больше заработают.

Основатель сервиса Герб Кокли до создания сервиса три года проработал водителем в Uber.

Сервис Mystro имеет настраиваемые фильтры для отсечения дешевых /неподходящих заказов, а также голосовое управление, что позволяет водителям безопасно управлять автомобилем, не переключаясь с одной платформы на другую.
NINE PLUS LIFE
Nine Plus Life - мобильное приложение для поиска и дальнейшей коммуникации с доулой (помощницей при родах).
PROD.CENTER
Крупнооптовая агротрейдинговая площадка для производителей, переработчиков и ритейл-сетей.
PUBLIC RECREATION
Public Recreation — фитнес на открытом воздухе.
QURASENSE
Диагностика по менструальной крови.
REZI
REZI - сервис для быстрой сдачи в аренду жилых помещений - получение аванса за год вперед.
ROCKETBODY
ИИ технология, заменяющая персонального тренера с помощью ЭКГ.
ROUTEPERFECT
Сайт по планированию и бронированию туристических маршрутов.
SABLE
Мобильный банк для сверхплатежеспособных иммигрантов, которые въехали в США по визам инвесторов, визам для сотрудников компаний и для одаренных людей.
SAVVY
CRM система нового поколения - все каналы коммуникации с клиентом в одном окне.
SHOPTAGR
Shoptagr предоставляет онлайн покупателям персонального помощника по шоппингу с искусственным интеллектом. Вместо того, чтобы агрегировать каналы из различных онлайн-магазинов, как некоторые конкуренты, Shoptagr использует встроенный движок, который отслеживает изменение цен в режиме реального времени, что дает более быстрое получение уведомлений и большую гибкость сервиса. Shoptagr также поддерживает мультивалютный режим отслеживания, в то время такие конкуренты, как Hukkster, отслеживают цены только в долларах США.
SIMPLYINSURED
Калькулятор стоимости медицинской страховки.
SPOT.IM
Израильский стартап, базирующийся в Нью-Йорке и Тель-Авиве. Проект нацелен на построение децентрализованных социальных сетей. Вместе с издателями (Time Inc., RussiaToday, HuffingtonPost, AOL и др.) Spot.IM разрабатывает социальную сеть, функционирующую по принципу «всегда и везде». Spot.IM использует необработанные «комментаторские» платформы для того, чтобы превратить их в потенциальную социальную сеть. Компания создана в 2012 году. Чтобы добавить платформу Spot.IM на сайт необходимо добавить несколько строк кода. Пользователи могут присоединиться к обсуждению после того как ввели логин.
Squire
Squire Technologies основана в 2015 году. Компания разрабатывает интегрированную систему программного обеспечения (ПО) для парикмахерских и мужских салонов. ПО позволяет обслуживать независимых специалистов, учитывать точки продаж, планировать и рассчитывать зарплату и другое. Продукт компании используется более чем 400 тысячами парикмахерскими и мужскими салонами в США и Канаде.
Storyhunter
Storyhunter закрывает новый раунд, показав рост валовой прибыли на 89% в III квартале.
STYLEBEE
Это торговая площадка, которая отбирает лучших профессионалов в индустрии красоты (парикмахеров, визажистов, косметологов) и связывает их с клиентами, нуждающимися в предлагаемых услугах в удобное им время и в удобном им месте. Компания расположена в Сан-Франциско.
SUITENESS
Suiteness – сервис по коллективному бронированию люксовых гостиничных номеров. Платформа также предлагает VIP-бронирование ресторанов и клубов и продвигает различные предложения от отелей-партнеров (например, билеты на шоу). По собственным данным Suiteness, на сервис подписываются каждые 4 минуты. Сейчас сервис работает в США и Великобритании. Проект запущен в Окленде (штат Калифоорния) в 2014 году.
VINEBOX
Сервис для дегустации премиальных вин по подписке.
L
Оценка компании L. International, проинвестированной фондом в 2015 году, выросла в 12,5 раз.

AltaIR Capital поддерживал стартап на всех последующих раундах, в 2017 и 2018 гг., в том числе в ходе пивота, когда команда сменила бизнес-модель и запустила новый продукт — инновационные эко-средства личной гигиены для женщин.

За четыре года команда сумела завоевать значительную долю рынка, несколько крупнейших корпорации вели переговоры о покупке компании. В феврале 2019 года L. International была приобретена гигантом P&G, сумма сделки составила $98 млн.
UNOMY
Платформа для маркетинга и b2b продаж Unomy была выкуплена международной сетью коворкингов WeWork.
CARPRICE
Частичный выход из компании CarPrice является одной из сделок с рекордной доходностью в компании AltaIR Capital.
PANDADOC
AltaIR Capital совершил частичный выход из международного сервиса для управления цифровыми документами PandaDoc.
PROFI
AltaIR Capital полностью продал свою долю в одной из первых сделок фонда - PROFI.RU.
TOUTAPP
Трекинг e-mail рассылок Toutapp был полностью приобретен компанией Marketo - онлайн платформа для автоматизации маркетинга.
GUESTY
Фонд AltaIR Capital достиг целевой доходности и полностью вышел из проекта Guesty на раундe Series B.
HOMETALK
Hometalk развивает онлайн-сообщество, участники которого обмениваются советами и инструкциями по ремонту и благоустройству дома. Пользователи публикуют инструкции, как починить сантехнику, как заделать дыру в гипсокартоне и так далее. Компания была основана в 2011 году и зарабатывает только на рекламе на сайте.
GUIDE FINANCIAL
Сервис финансовых советников стал частью международной финансовой компании John Hancock.
CHECKOUT
Фонд AltaIR Capital достиг целевой доходности и полностью вышел из проекта Guesty на раундe Series B.
CUBOH
Единый интерфейс для ресторанов, который помогает легко управлять заказами по доставке еды.
DIRECTSHIFTS
Сервис для поиска врача на замену.
EQUITYBEE
Маркетплейс, связывающий продавцов опционов с инвесторами.
HOMELIGHT
HLI LLC - компания SPV для инвестиций в Homelight.
LILI
Мобильный банкинг для фрилансеров.
LINELEAP
Мобильное приложение, позволяющее попасть в популярные бары без очереди, сделать предзаказ напитков, а также заранее приобрести билеты на мероприятия.
LUCID DRONE TECH
Производитель промышленных дронов для мойки фасадов, крыш и остекления зданий.
LUMOS
Lumos - поисковый сервис для врачей на базе искусственного интеллекта.
PROLIFIC
Mаркетплейс, помогающий своим пользователям находить целевых респондентов для проведения исследований и опросов.
В январе 2018 года Юрий Лифшиц и Степан Коршаков прошли в зимний набор американского стартап-акселератора Y Combinator. Они создали сервис Statescraft, с помощью которого городские власти могли собирать жилищную статистику.

АК ПОПАСТЬ В Y COMBINATOR — РОССИЙСКИЕ ФАУНДЕРЫ ПРОЕКТА OPENLAND О ЛЕГЕНДАРНОМ АКСЕЛЕРАТОРЕ И ИНВЕСТОРАХ

Однако потенциальных клиентов продукт не заинтересовал, и они были вынуждены сменить бизнес-модель, сосредоточившись на продажах застройщикам.

Сейчас предприниматели разрабатывают сервис Openland, с помощью которого строительные компании могут узнать, кому принадлежат земельные участки, какие сооружения можно там возводить, сколько составит налог на недвижимость, и другую информацию.

В интервью vc.ru они рассказали о «болях» американского рынка недвижимости, акселерации в Y Combinator, технике общения с инвесторами и примечательных проектах из Кремниевой долины.

Когда мы общались последний раз, вы только прошли отбор в Y Combinator. Каков статус проекта сейчас?

Юрий Лифшиц: Мы успешно закончили программу Y Combinator и привлекли необходимое посевное финансирование, но ещё не готовы поделиться деталями.

Тогда расскажите, что нельзя делать предпринимателю, чтобы оттолкнуть инвестора?

Юрий Лифшиц: Одна из простых вещей — избегайте длинных ответов. Чтобы оценить бизнес, инвестору нужно задать 40-70 вопросов. Если встреча длится 30-45 минут, и ты будешь по шесть минут отвечать на один вопрос, то инвестор успеет задать всего пять-шесть вопросов. Он не успеет заинтересоваться твоим бизнесом, и у него не будет стимула назначить вторую встречу.

Для встречи с инвестором нужно подготовить максимально короткие отрепетированные ответы, которые помещаются в одно-два предложения. Этому учит сам Y Combinator — при поступлении на программу они учат применять точно такой же принцип. Вступительное интервью длится десять минут, за это время они тоже задают около 40 вопросов.

На ответ даётся примерно 8-10 секунд. После первых 15 слов они задают следующий вопрос, вне зависимости от того, закончил ты отвечать или нет.

Что это за вопросы?

Юрий Лифшиц: Кто твои основные конкуренты? Какая у тебя выручка в следующем месяце? Где вы будете через шесть месяцев? Сколько людей в команде? Что самое сложное в вашей технологии? Если вам все клиенты сказали «нет», то как вы измените концепцию? Если клиент отвергает ваш продукт, то почему? Какие основные возражения?

В течение интервью идёт беспрерывная бомбардировка вопросами. Мой совет, который я где-то публиковал, — нужно отвечать на эти вопросы без глаголов.

«Какая основная причина, почему вас покупают?» — «Такая-то». «Что вы предложите клиентам, если они отвергнут ваш продукт?» — «Продукт № 2».

Практически на любой вопрос можно ответить существительным, если ты знаешь ответ. Использование глаголов в ответе на вопрос инвестора означает, что ты не знаешь ответ.

Сколько встреч проходит с инвестором, прежде чем подписать раунд?

Юрий Лифшиц: Мы сейчас будем говорить про инвестора, который вкладывает скромную сумму, то есть он один из многих участников одного раунда.

У нас самый быстрый результат — через одно письмо на электронную почту. Инвестор написал, что он о нас узнал, мы ему нравимся, поэтому он хочет вложить небольшую сумму.

Таких инвесторов было несколько. Мы проверили их репутацию и отзывы от других предпринимателей, а когда поняли, что это достойные люди, приняли предложение и выслали контракты.

Но никто из них не был нашим первым инвестором. Они слышали от наших текущих инвесторов, что мы интересная компания, поэтому инвестировали вдогонку к другим.

Был инвестор, с которым мы провели одну встречу и отправили ему двадцать писем, но в течение недели. В понедельник мы встретились, а в пятницу он проинвестировал.

Где было две-три встречи — всё закончилось отказом.

У нас больше 25 инвесторов. Чтобы их собрать, мы прошли примерно через сотню отказов. Даже для компаний, которые относительно успешно выходят из Y Combinator, это вопрос чисел. Ты общаешься с достаточно широким кругом инвесторов, и кто-то из них говорит «нет».



Расскажите о программе Y Combinator. Кем были ваши менторы?

Юрий Лифшиц: Майкл Сайбл и Густав Алстромер. Майкл Сайбл — руководитель программы Y Combinator, а Густав Алстромер, прежде чем стать партнёром Y Combinator, работал менеджером по росту в Airbnb.

Самым критическим моментом в Y Combinator для нас стала смена бизнес-модели в середине программы. Был тяжёлый момент, когда мы поняли, что наша исходная бизнес-модель не работает, и со стороны клиентов нет достаточного спроса.

Когда у тебя возникает вопрос, ты можешь забронировать индивидуальную встречу с одним из менторов. Эти встречи обычно длятся 30-40 минут. Наша продлилась около двух часов, потому что это был критический момент для судьбы компании.

У нас была идея, как поменять бизнес-модель, но Майкл Сайбл раскритиковал её в пух и прах. Это нас спасло, потому что наша первая идея изменения бизнес-модели была крайне неудачной. Со второго раза мы нашли намного более перспективный вариант разворота компании.

Вы изначально планировали продавать сервис муниципалитетам, верно?

Юрий Лифшиц: Да. У нас была аналитика по городам, жилью, постройке и строительным разрешениям. Мы продавали сервис городам, чтобы они могли принимать лучшие решения по выдаче строительных разрешений, по зонированию и высотности.

Но выяснилось, что города пока не готовы платить деньги и использовать данные для принятия более эффективных решений, поэтому нам нужно было поменять модель.

У нас была очень ценная информация, аналитика и инструмент для работы с картами, с поиском свободных участков и анализом, где можно построить дополнительное жильё в городах.

Кто готов платить за эту информацию?

Юрий Лифшиц: Застройщики. Наша идея заключалась в том, что есть «правильный» продукт и «неправильный» клиент — то есть не тот, который может в достаточном объёме платить за сервис, чтобы построить успешную прибыльную большую компанию. Возможно, через пять лет мы вернёмся к идее делать платные сервисы для городов.

Возвращаясь к Y Combinator. У нас оставалось семь недель до выпуска. Мы за это время успели сделать новый интерфейс для застройщиков, продать три крупных контракта, выйти с хорошими показателями на демо-день, заинтересовать инвесторов.

Мы провели больше сотни встреч с инвесторами за шесть недель. Мы завершаем раунд, то есть компания получила финансирование, которого хватит более чем на два года.

Насколько я знаю, менторы Y Combinator часто отправляют основателей стартапов опрашивать потенциальных клиентов, чтобы получше узнать об их «болях». У вас было что-то подобное?

Юрий Лифшиц: Мы общались с десятками городов на первом этапе развития компании и выяснили, что «боль» недостаточная, и городская администрация чувствует себя комфортно, не зная базовых статистик по собственной системе жилья.

Даже если в их отчётах есть колоссальные ошибки, то они готовы с ними смириться. Они готовы принимать неэффективные законы. Для частного сектора кажется естественным заботиться о данных и эффективности и мерять результаты своей деятельности, а городские администрации не готовы вкладываться в такие базовые вещи. Они сначала говорили, что заинтересованы, а когда речь доходила до оплаты, то заинтересованность исчезала.

Мы выиграли один тендер с американским городом, но даже на это у нас ушло полгода. Мы начали с ними работать ещё до поступления в Y Combinator, а финализировали сделку уже во время программы. Но количество дополнительных условий оказалось таким, что нам было проще отказаться от выигранного тендера.

Городские администрации испытывали недостаточную «боль», чтобы у них возникла потребность в вашем сервисе. А в чём заключалась «боль» строительных компаний?

Юрий Лифшиц: Мы нашли одну конкретную корневую проблему у строителей, которую наш сервис может решить — это покупка участков для застройки.

Если строитель не купит участок, то не сможет построить много домов и получить больше прибыли. Сам процесс покупки участков очень сложный, потому что официально ни один участок не выставлен на продажу, и непонятно, сколько он может стоить и как его купить, если застройщик базируется в другом городе.

Чтобы купить один участок, нужно посмотреть сотни. Если строители пытаются купить 10-20 одинаковых участков, то им нужно будет осмотреть тысячи участков, изучить местные законы, строительные нормы, высотность, отступы от улиц, взять пробы земли.

Сейчас нет хорошего программного обеспечения для этого процесса, поэтому он занимает много времени, сил и ресурсов сотрудников, которые занимаются рутинной работой и вчитываются в документацию местных органов власти.

Наш сервис помогает организовать и ускорить этот процесс — он позволяет упростить информацию о том, какие участки можно купить.

Сколько времени уходит на это без Statecraft?

Юрий Лифшиц: Кстати, мы переименовали компанию: теперь она называется Openland. После того как мы переориентировались на строителей, то поняли, что Statecraft — неподходящее название.

Кроме того, у нас никогда не было домена в зоне .com, а с Openland нам повезло, и мы купили домен Openland.com за очень скромную сумму. Сопоставимую с месячной зарплатой одного программиста.

Что касается сроков покупки участка, то сейчас этот процесс может занимать до пяти лет. Застройщику нужно найти продавца, договориться с ним о сделке, получить строительное разрешение.

Во многих ситуациях это не просто процесс покупки участка, а ещё и смена зонирования. Например, земля находилась в зоне индустриальной застройки и её необходимо переоформить для жилищного строительства. Это многоэтапный процесс, поэтому в некоторых случаях он может занимать до десяти лет.

Программное обеспечение помогает расширить поиск. Если раньше два человека могли купить два участка в год, то теперь два человека могут купить пять участков в год. Если раньше они покупали участки в пяти городах, то в каждом городе им требовался представитель. Теперь централизованная команда с небольшим количеством консультантов в других городах может покупать участки на национальном уровне.

Степан Коршаков: Застройщики хотят покупать как можно больше участков, но у них нет возможности сделать это.

Какова средняя стоимость участка для строительства жилого дома в США?

Юрий Лифшиц: В среднем $5 млн для строительства дома на 100 квартир.

Расскажите подробнее о вашей бизнес-модели?

Юрий Лифшиц: У нас есть две бизнес-модели. Одна из них для пользователей, которые покупают много участков в год. Для них мы предлагаем SaaS-модель, при которой они платят серьёзную сумму в месяц. Это индивидуальные планы, но они синхронизированы с объёмом закупки земли: чем больше ты покупаешь земли, тем дороже твой план.

С тех, кто покупает мало участков, мы будем брать процент от стоимости купленного участка в будущем. Сейчас мы не работаем с этим пластом клиентов, а пока сосредоточены на самых агрессивных массовых закупщиках земли.

Так сколько стоит месячная подписка?

Юрий Лифшиц: Речь идёт о десятках, а в отдельных случаях — о сотнях тысяч долларов в год. У наших клиентов индивидуальные тарифные планы, потому что они включат в себя некоторые уровни кастомизации.

Сейчас мы даём информацию по Нью-Йорку и Сан-Франциско, но при сделке с новым клиентом мы можем дополнительно обсудить, какие данные и по каким городам он хотел бы получать.

Какую именно информацию вы предоставляете?

Степан Коршаков: Мы интегрируем данные из открытых источников. Много информации, связанной с приобретением участка в Нью-Йорке: кому он принадлежит, какого он размера, что там можно строить, каков размер налога на недвижимость, есть ли там здание, сколько в нём этажей и так далее. Налог на недвижимость используется для оценки стоимости участка.

К сожалению, мы не можем интегрировать данные со всех штатов, потому что у каждого уникальная система сбора и хранения данных, иногда они не оцифрованы.

Мы собираем информацию в полуручном режиме и пытаемся запихнуть её в свою систему, чтобы в дальнейшем с ней было легче работать. Например, чтобы проверить владельца участка, во многих штатах нужно подать официальный запрос, заплатить $300 и ждать месяц.

Недавно я присмотрел участок площадью 500 м² в штате Нью-Йорк. Он стоит $5 тысяч и находится на Лонг-Айленде. Я всё думал, как мне его купить. Несколько дней я потратил на поиск информации о том, как мне получить данные о зонировании территории, и единственным вариантом оказалось позвонить в управление городского планирования.

Но мне было бы сложно объяснить, почему русский парень хочет купить участок. Я не могу принять решение о покупке из-за того, что у меня нет данных о земле.

В США участки стоят дешевле, чем жильё. Я удивляюсь, почему молодые люди в США не понимают этого. Даже в Лос-Анджелесе я нашёл землю площадью 500 м² за $10 тысяч.

Но, возможно, проблема заключается в том, что строительство дома займёт как минимум несколько лет. И он будет стоить $150 тысяч.

Юрий Лифшиц: Одна из задач — понять, какой из дешёвых участков ценен, а какой несёт риск.

А что определяет ценность и риск?

Юрий Лифшиц: Будущий транспорт, разрешённая высотность, требуемые отступы, разрешённый процент участка, который можно занять зданием, заражённость почвы.

Например, в США существует право на воздух над зданием. То есть у застройщика есть отдельно участок и отдельно право строить здание в высоту. В некоторых случаях владелец участка продаёт права на воздух соседу — чтобы там не построили небоскрёб, и у него было больше солнца. Можно купить участок без права на воздух.

Поговорим о жизни в США. Когда вы переехали в Кремниевую долину, что вам показалось самым необычным?

Степан Коршаков: Улыбающиеся люди. В России все запаренные, особенно в Санкт-Петербурге. Если ты как-нибудь неудачно стоишь в метро на проходе, то все на тебя смотрят с прищуром и мыслью: «Ты нахал».

В США ко всему относятся проще. В первую очередь к тому, как ты разговариваешь по-английски. Из-за того что меня никто не пытался пристыдить, я начал свободно на нём разговаривать через месяц — постоянно говорил и не боялся, что меня засмеют.

Как вообще проходит ваш день?

Степан Коршаков: Просыпаемся и кодим.

Юрий Лифшиц: У меня день уходит на проверку электронной почты и встречи с людьми.

В пиковые моменты у меня было до 15 встреч в день. За время Y Combinator я перешёл с часовых встреч на получасовые — и с клиентами, и с инвесторами. Был случай, когда инвестиционная сделка на $100 тысяч была закрыта по итогам получасовой встречи.

Одна из вещей, которая мне помогала — это инструмент Mixmax. Он позволяет автоматизировать работу с электронной почтой: настроить шаблоны, отправлять письма по определённым правилам. Также он собирает статистику, сколько писем ты отправляешь каждый день. У меня — около сотни.

Вы развиваете сервис в Нью-Йорке и Сан-Франциско. Расскажите о различиях в предпринимательской культуре Кремниевой долины и Восточного побережья.

Юрий Лифшиц: Уточню, что мы ещё не провели достаточно времени в Нью-Йорке, а делали всё в Сан-Франциско. Я думаю, что в Кремниевой долине значительная плотность инвесторов, талантов и предпринимателей с похожими проблемами. На Восточном побережье люди с технологиями растворены в других индустриях.

В Кремниевой долине, если мы берём профессионалов с высоким уровнем дохода, то они практически все работают в индустрии технологий. Эта концентрация имеет негативные стороны, поскольку это недостаточно разнообразный мир, и позитивные — там легче находить таланты, учиться друг у друга, если ты договорился с инвестором, то он приводит ещё пять друзей.

Что должно измениться, чтобы вы уехали из Кремневой долины и вернулись в Санкт-Петербург?

Юрий: Мы себя считаем глобальной компанией. У нас команда распределена по разным странам, включая Россию. Мы хотим продолжать строить интернациональную команду. Мы не считаем, что уехали из России — мы присутствуем в разных местах.

С точки зрения бизнеса, мы хотели бы работать в России в будущем. Мы не видим для этого помех. Поскольку наши инвесторы и первые клиенты в США, нам проще продолжать там, но в перспективе мы хотим быть глобальной компанией.

У нас нет никакого негатива по отношению к России. Мы хотим работать с российскими сотрудниками, в будущем продавать наши технологии российским клиентам.

Америка — хорошее место для старта с точки зрения инвестиций. У нас есть инвесторы, которые имеют русские корни или инвестируют в российские компании.

Расскажите о самых необычных стартапах в вашем наборе на Y Combinator.

Юрий Лифшиц: Самый необычный — стартап по замораживанию мозга. Есть хороший стартап по автоматизации морских контейнеровозов. Это как беспилотный автомобиль, только судно. Они не полностью автоматизировали корабли, но уже на пути к этому.

Степан Коршаков: Мне больше понравились нервущиеся колготки для женщин. Это самое интересное сочетание технологий. Основательница взяла технологию бронежилета, сделала на её основе колготки, которые никогда не рвутся. Из них даже можно сделать качели.

Какие технологии или проекты сейчас популярны в Кремневой долине?

Юрий Лифшиц: Я думаю, компания Bird. Она устанавливает на улицах электрические самокаты, которые работают по модели каршеринга и стоят $1-2 за поездку. У самоката скорость 20-25 км/ч. Его очень удобно использовать на коротких дистанциях в городе с широкими тротуарами.

В декабре 2017 года Bird привлекла в первом раунде $15 млн, в феврале — $100 млн. Сейчас говорят про третий раунд в несколько сотен миллионов долларов.

Срок окупаемости электрического самоката — два-три месяца. После этого они начинают «печатать» деньги. У них феноменальная юнит-экономика. Единственная проблема — негативная реакция властей. В Сан-Франциско уже приняли закон, резко ограничивающий поездки на электросамокатах. Я считаю, что это большая ошибка.

А что не нравится властям?

Юрий Лифшиц: Что нет чётко закреплённого места, где им можно парковаться, и люди бросают самокаты в случайных местах. В устройствах есть противоугонный инструмент. Как только злоумышленник попытается сдвинуть с места заблокированный самокат, он начинает пищать.

Необходимо определить, какое место считается доступным для парковки, а какое — нет.

Второй вопрос: можно ли в них кататься без шлема и где кататься — на тротуарах или только по дороге. По закону можно только по дороге и в шлеме, но фактически никто не носит шлемы.

Когда создавались эти законы, никто не думал, что появится электрический самокат. А сейчас только в Сан-Франциско разбросано около двух тысяч самокатов.

Персонал Bird собирает их по ночам и заряжает. Кроме того, с помощью приложения сами пользователи могут взять домой самокат, зарядить и получить за это $5.

Степан Коршаков: Самокаты — это довольно очевидная тема. Мне кажется, люди начали понимать, что эпоха стартапов на основе «лёгких» технологий уже уходит.

Сейчас пошли более сложные технологии, вроде автоматизации морских контейнеровозов. Мне кажется, это тренд. По крайней мере, после программы в Y Combinator у меня сложилось такое впечатление.

Материал был опубликован на портале vc.ru